Экспорт казахстанского золота сократится вследствие аварии на Каспийском трубопроводном консорциуме

На устранение всех дефектов потребуется, как отмечают специалисты, минимум 3 недели – и это при условии, что шторм на море утихнет. В противном случае ремонтные работы могут затянуться.

Больше 80% прокачиваемой по трубопроводу нефти идет из нашей страны. Между тем мировые рынки нефти и без того лихорадит, а сокращение поставок из Казахстана еще больше отразится на турбулентности котировок. Кроме того, бюджет республики недополучит экспортной выручки. Шторм на Черном море повредил один из выносных причалов Каспийского трубопроводного консорциума. Поломка в нефтетерминале является критической и не позволяет обеспечить безопасную эксплуатацию устройства, поясняют эксперты. На ремонт оборудования, по оценкам специалистов, потребуется не меньше трех недель. За это время поставки могут снизиться на миллион баррелей в сутки.

Асылбек Жакиев, председатель нефтегазового совета Petrocouncil:

– Некоторые эксперты говорят, что это связано с противостоянием Запада России, но всё-таки мы верим, что это на самом деле случилось вот из-за погодных условий. Сейчас даже тяжело спрогнозировать, насколько снизится экспорт нефти. Но что это означает? Это недопоступление в бюджет, соответственно наши недропользователи меньше получают. Поэтому у нас порядка 40% нашего бюджета формируется за счет прибыли доходов от нефти. Постоянный экспорт нефти критически важен для всех, для страны в целом.

Как ответили в консорциуме, в распоряжении КТК имеется аварийный комплект для замены необходимых шлангов. Однако контрактование поставки запчастей может вызвать значительные затруднения. При этом своевременное выявление неисправности позволило исключить риск попадания нефти в акваторию Черного моря. В Минэнерго тем временем сообщают, что уже сейчас прорабатываются возможности увеличения отгрузки нефти на экспорт по альтернативным маршрутам.

Асылбек Жакиев, председатель нефтегазового совета Petrocouncil:

– Эта ситуация показала, что для Казахстана критически важно иметь альтернативные маршруты отправки казахстанской нефти. А это, в первую очередь, на текущий момент танкерами до Баку, а дальше Баку-Тбилиси-Джейхан трубопровод есть. Увеличить можно пропускную способность трубопровода, который достался еще с Советского союза Атырау-Самара. Есть третий на Китай Атасу-Алашоколь мощностью 20 миллионов тонн. В принципе если по всем проработать, то можно эти риски нивелировать.

План по экспорту казахстанской нефти на текущий год составлял 69 миллионов тонн. Теперь ожидаемая цифра может снизиться, говорят эксперты. Однако российские специалисты прогнозируют небольшое сокращение экспорта нефти из Казахстана в годовом масштабе. Они отметили, что существует также альтернативный маршрут транспортировки через российскую трубопроводную систему, но подчеркнули, что в этом случае у потребителей могут возникнуть ограничения из-за санкционной политики.

Кирилл Родионов, эксперт Института развития технологий ТЭК:

Казахстанская нефть – легкосернистая, а по российской трубопроводной системе поставляется высокосернистая нефть. Соответственно, смешение двух этих сортов приводит к потере качества. Это касается и санкций. Дело в том, что, когда нефть отгружалась в Новороссийске, у потребителей была полная уверенность в том, что загружается именно казахстанская нефть, а не российская. Соответственно, её могли покупать любые западные страны и страны Северной Америки. Так или иначе, но Казахстан столкнется с временным сокращением экспорта, но это сокращение не будет очень сильным. Все ограничения будут устранены во втором квартале, а, начиная с третьего квартала, КТК, по всей видимости, возобновит отгрузку нефти в прежнем объеме.

Ратмир Аубакир, корреспондент:

– Коррективы в сроки выполнения ремонта может внести и неблагоприятная погода. Поэтому на устранение дефектов, вероятно, понадобится более продолжительный период времени. Эксперты также прогнозируют, что авария усугубит дефицит на мировом рынке и спровоцирует повышение стоимости нефти до 150 долларов за баррель.

Авторы: Ратмир Аубакир, Гульнар Амренова