+7 (7172) 757 540
astananews@khabar.kz

Дотации у государства просят пчеловоды ВКО

Дотации у государства просят пчеловоды ВКО

В мире на грани полного исчезновения оказались порядка 20 тысяч видов пчёл.

А это значит, что вкуснейший и полезный продукт может стать дефицитом.

В Казахстане 70% мёда выпускают на востоке страны, но на экспорт идёт лишь малая часть, потому что расходы на уже выпущенную продукцию очень высоки.

Пчеловоды просят пересмотреть правила субсидирования. Главы крупных пасек считают, что эффективной господдержкой могла бы стать компенсация затрат на уже выпущенную продукцию. Сегодня же Минсельхоз возмещает расходы лишь на приобретение пчелосемей, по сути, самого сырья для развития пчеловодства.

В хозяйстве Касымбаевых ведут подкормку пчелосемей. К осени с каждого улья необходимо собрать до ста килограммов мёда. Иначе затраты на содержание пасеки не окупятся.

Арифметика проста: 5 тысяч тенге госдотаций на пчелосемью, 50 тысяч тенге собственных средств на её содержание, а после сбор урожая, которого может и не быть. Поэтому на селекционной работе казахстанские пчеловоды не экономят.

Вячеслав Ветлугин, корреспондент:

— Обитатели этих ульев, а точнее 680 пчелосемей, в ближайшее время сменят прописку и в качестве экспортных партий отправятся в Монголию, сделка должна была состояться ещё в 2020 году, но тогда помешали карантинные ограничения.

Из сотни пчелохозяйств Казахстана на экспорт работают не больше 5, а из 7 тысяч тонн собранного за год мёда за рубеж отправляют до 200 тонн. И этому есть вполне понятные причины.

Валерий Касымбаев, председатель Палаты пчеловодов РК:

— Пересекая границу, транспорт стоит там по 30-40 дней. На китайской территории сразу возникают определённые законодательные процедуры, то есть продукция, не прошедшая ветеринарный санитарный контроль на территории государства импортируемого, утилизируется за счёт поставщика мёда.

Покупатели казахстанского мёда в Китае, Арабских Эмиратах и даже на Кипре пропускают продукт через сито жесточайших фитосанитарных норм, поэтому работа на экспорт требует миллионных вложений в технологию изготовления.

Игорь Рукавицын, например, приобрел оборудование на полмиллиона долларов. От налогов на добавленную стоимость, как экспортёр, предприниматель освобождён, но НДС покрывает лишь 12% себестоимости продукции. Лучшей господдержкой бизнесмен считает частичное возмещение затрат на изготовление меда и господдержку, ориентированную при закупе высокотехнологических линий медопроизводства, будь то выгодные кредиты или инвестсубсидии.

Игорь Рукавицын, производитель мёда:

— Вторая реальная помощь — возмещение затрат при транспортировке наших продуктов. Мы находимся в центре Евразийского континента, в любую сторону от нас 1000 километров.

При внушительной расходной части, казахстанские пасечники с натурпродуктом стабильно придерживаются общемировых экспортных цен на мёд — до 2 долларов за килограмм, иначе конкуренции не выдержать. Тем временем необходимость пересмотра схемы начислений госсубсидий признают и сами администраторы казахстанского медового рынка.

Владимир Гайламазян, руководитель Управления сельского хозяйства ВКО:

— Я считаю, что субсидировать надо именно эффективное производство пасеки. Да, матка может быть высокопродуктивной, а сама пасека, допустим, не дает того результата, который должен быть.

По оценкам руководителей крупных пчелохозяйств, Казахстан без ущерба для продовольственной безопасности страны способен экспортировать до тысячи тонн мёда ежегодно. Однако держать марку при столь внушительных природных и человеческих ресурсах оказывается не так уж и просто.

Здесь очень многое зависит от государства — рост отрасли и экспортные перспективы пчеловодов.

Авторы: Вячеслав Ветлугин, Дмитрий Пыхтин, Жигер Бабаканов

 

Смотрите также